В праздник преподобного Макария Унженского епископ Иларион возглавил праздничное богослужение

7 августа, в день памяти преподобного Макария Унженского, епископ Кинешемский и Палехский Иларион совершил Божественную литургию в Макарьевском храме с.Сёготь Пучежского района.далее...

21 сентября 2012 г.

Вклад Иваново-Вознесенской земли в разгром польско-литовских захватчиков

К предстоящим торжествам
400-летия разгрома польско-литовских захватчиков,
освобождения Москвы и восстановления Российской государственности.



В начале XVII столетия Россия погрузилась в хаос Смутного времени. Это был серьезный вызов не только государственным структурам, но и всей русской цивилизации в целом. В этот период наши предки сумели доказать, что достойны быть гражданами великой страны. При полном разрушении верховной государственной власти, народно-демократические структуры местного самоуправления, в первую очередь, городского, смогли создать объединенную вооруженную силу, выбить неприятеля из Московского Кремля и восстановить верховную власть.

В 1613 году вооруженный самоорганизованный народ, в предыдущий период развития страны, получивший название «земщина», поставил на престол нового русского царя. Этот факт чрезвычайно важен для нас, когда мы задумываемся о фундаментальных основах жизни России, о путях развития отечественной государственности. Российский народ имеет давнюю традицию самоорганизации, основанную на самобытных, православных ценностях. В ее основе - чувство общности, идея служения не мамоне, но Богу и ближним. Именно эта традиция, на протяжении столетий связывавшая наш народ через города, земства, сельские общины в единое целое порождает государство и воспроизводит его после хаосов, смут и революций. В ней коренится государственнический инстинкт русского народа.

В этом году наша страна отмечает славный юбилей - 400-летие освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков и восстановления российской государственности. Иваново-Вознесенская земля прочно связана с этим юбилеем. Именно наш земляк, князь Дмитрий Михайлович Пожарский встал во главе ополчения, сокрушившего врага и освободившего первопрестольную столицу. С нашей земли, из своей родовой вотчины - села Мугреево (современный Южский район) - отправился он в этот славный поход.

Сюда же перед этим несколько раз приходило нижегородское посольство, «изо всех чинов лутчие люди», как свидетельствуют исторические источники, вместе с архимандритом Феодосием, звавшее князя встать во главе ополчения. Именно здесь произошла его историческая встреча с Косьмой Мининым. Искреннее христианское благочестие и неразрывно связанная с ним любовь к Родине побудили князя Дмитрия Михайловича Пожарского преодолеть болезнь и несмотря на раны, полученные им при боях в Москве в 1611 году, выступить на новую брань с неприятелем. Нижегородским послам он, как известно, ответил: «Рад пострадать за Православную веру до смерти».

Ополчение из Нижнего Новгорода двинулось вверх по Волге через Балахну, Городец, Пучеж, Юрьевец, Решму, Кинешму, Плес, Кострому, Ярославль. Осенью 1612 года Москва была освобождена. В память об этих событиях был установлен осенний праздник в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы, 4 ноября по новому стилю. Он отмечается как День народного единства.

Подвиг князя Пожарского и гражданина Минина, увековеченный во многих памятниках, безусловно, очень важен для нас. Однако как возможен стал сам освободительный поход на Москву? Почему Пожарский избрал для ополчения не прямой путь через Суздаль, а двинулся вдоль берега Волги? Какое место во всех этих событиях занимают Иваново-Вознесенские земли?

События, происходившие на Иваново-Вознесенской земле в 1608 - 1609 годах напрямую подготовили победу ополчения Пожарского и Минина.

К тому времени большая часть современной территории области входила в Суздальский, Владимирский, Костромской, Юрьевецкий, Луховской, Шуйский и Кинешемские уезды. Суздаль присягнул самозванцу Лжедмитрию II в числе первых в начале октября 1608 года. Остальные города некоторое время выжидали. Но когда на сторону Лжедмитрия II перешел Владимир, бывший неофициальной столицей Восточного Замосковья, за ним последовали Балахна, Юрьевец, Гороховец, Муром, Лух и Шуя. Из близлежащих городов лишь Нижний Новгород остался верен осажденному в Москве царю Василию.
Однако, уже в декабре 1608 года в целом ряде городов и сел Верхневолжья - Ярославле, Костроме, Кинешме, Юрьевце, Городце, Балахне, Шуе, селах Решма и Мыт началось грандиозное восстание крестьян, посадских людей и части местного дворянства, направленное против поляков и тушинцев.

Восстание стало результатом четко организованного взаимодействия различных земств и городов.

В декабре 1608 года против самозванца Лжедмитрия II восстал город Шуя. Шуйское самоуправление призвало и другие земли к выступлению против изменников национального дела. Так, шуяне послали грамоту в Ярополчскую волость (район города Вязников), которая под их влиянием отказалась признать самозванца. Чтобы наказать непокорных отряд под командованием изменника, суздальского воеводы Федора Плещеева двинулся на Шую. Плещеев докладывал польскому военачальнику Яну Сапеге, что ему удалось взять город и сжечь шуйские посады, но он же говорит, что защитники Шуи «бились с ним насмерть».

На восстание против изменников поднялись жители Луха, Юрьевца, Гороховца и других городов.

Никоновская летопись свидетельствует об этом выступлении так: «Вложи Бог мысль добрую во всех черных людях («черных», - то есть простых, платящих подать), и начаша збиратися по городам и волостям».

Хотя среди вождей восстания были и представители простонародья - решемский крестьянин Григорий Лапша, посадский человек Иван Кувшинников, холуйский откупщик Илья Деньгин, но были среди них и люди с дворянским происхождением, хотя их социальный статус авторами Нового Летописца был почему-то принижен. Это прежде всего воевода Федор Васильевич Боборыкин, бывший летом 1608 года письменным головой и командиром костромского отряда в осажденной тушинцами Москве, а затем, очевидно, посланный со специальной миссией для военного руководства объединенными силами восставших. Кроме того, восставших жителей Городца возглавил губной староста Федор Наговицын, а юрьевчан, носивший придворный чин чарочника Федор Григорьевич Красный, поименованный в различных редакциях Нового Летописца сотником и сытником.

Организации восстания способствовало то обстоятельство, что на территории современной Ивановской области находились многочисленные вотчины и поместья князей Шуйских, Скопиных, Лыковых, Пожарских, Ф.И. Шереметева и многих других влиятельных сторонников царя Василия, которые имели здесь многочисленных и верных сторонников среди верхушки крестьянства, посадских людей и местного дворянства.

11 февраля 1609 года объединенное ополчение патриотов под командованием кинешемского воеводы Федора Боборыкина наголову разбило под селом Дунилово отряд изменников во главе с суздальским воеводой Федором Плещеевым. На месте славной победы Свято-Успенским женским Дуниловским монастырем сегодня восстановлена старинная часовня в честь святителя и чудотворца Николая.

Плещеев укрылся в укрепленном Суздале. Боборыкин уже подходил к Суздалю, но на помощь изменникам по приказу польского полководца Яна Сапеги поспешил польский карательный отряд под командованием пана Александра Лисовского, численностью около 2000 конных и пеших воинов. Они были прекрасно вооружены и имели большой боевой опыт. Это были самые элитные части из всего, что имели поляки в России. Лисовский успешно подавил восстания в Галиче, Костроме и Ярославле. Прибытие в регион мощной польской военной силы переломило ситуацию в пользу поляков.

17 февраля под стенами Суздаля соединенными отрядами Лисовского, Плещеева и Юрьев-Польского воеводы Ф.М. Болотникова повстанцы были разбиты, потеряв многих людей и всю артиллерию. После этого Лисовский штурмом занял Шую и Лух. А отряд пана Мартина Собельского, дислоцировавшийся в селах Иваново и Кохма, вместе с казаками пана Чижевского из отряда Лисовского в те же дни захватил Плес.

Отряды восставших отступили к Кинешме и Юрьевцу. А часть под началом И. Деньгина отошла к Холую и Стародубу Ряполовскому, продолжая угрожать Суздалю. Это обстоятельство не позволило Плещееву выступить для подавления восстания в Костроме и вынудило его запросить у Сапеги подкрепление. 6 марта 1609 года польские и казацкие отряды панов Жичевского и Собельского, а также Петра Апухтина захватили и выжгли Холуй и Стародуб, двинувшись затем на подавление восстания в Ярославле. Жители Холуя дали бой противнику на Стекольной горе, но силы были неравны.

30 апреля недалеко от Нерехты в ожесточенном бою поляки разгромили еще одно русское ополчение.

Восстание на территории современной Ивановской области, а также в Костроме и Ярославле сыграло свою роль в развитии событий. Отвлечение крупных тушинских сил и, прежде всего, «полчанов» А. Лисовского для борьбы с «мужицкой ратью» помогло выстоять осажденным Москве и Троице-Сергиеву монастырю, позволило нижегородцам захватить стратегически важный Муром и подступить к Владимиру, а так же дало возможность воеводе Ф.И. Шереметеву подавить тушинские отряды в Среднем Поволжье и выступить с войском к Нижнему Новгороду. Кроме того, Кинешма и Юрьевец оставались тогда под контролем восставших.

В конце марта восстали жители Владимира, которые с помощью подоспевших отрядов нижегородцев, кинешемцев и шуян захватили город. Тогда же вновь восстали ярославцы. Попытка Лисовского отбить Владимир, предпринятая в начале апреля успеха не имела.

Отряды поляков и изменников в начале 1609 года вели активные военные действия на значительной территории современной Ивановской области.

Так, в современном Фурмановском районе народная память сохранила ряд свидетельств о героических подвигах наших предков, боровшихся с польскими отрядами.

У современного села Михальково Фурмановского района в начале XVII века находился Космодемьянский мужской монастырь. Предание гласит, что в 1609 году монахи в течение трех дней выдерживали польскую осаду, а затем вышли из монастыря и в открытом бою потерпели поражение, так как силы были не равны.

На территории Фурмановского района находится деревня Новинки. По преданию деревня также была уничтожена поляками.

Лес, находящийся за северной окраиной поселка Дуляпино и сейчас называют Монастырским лесом. В 1609 году здесь находился мужской монастырь, который литовцы и поляки сожгли, когда искали дорогу на Кострому. Монахи не указали дороги врагу, сославшись на то, что Кострома далеко и они дороги не знают. Тогда поляки убили монахов, а монастырь разграбили и сожгли. Фактически, иноки Дуляпинской обители предвосхитили подвиг Ивана Сусанина.

Вблизи деревни Игрищи произошла битва местного ополчения с поляками, рвавшегося к Нерехте и Костроме. По преданию предводитель ополчения погиб и был похоронен неподалеку в деревне Юрьевское.

Между тем, в Костроме продолжалось восстание против поляков. Польский гарнизон оказался блокирован в Ипатьевском монастыре. Теперь в задачи Лисовского входила переправа на левый берег Волги и деблокирование поляков, запертых в Ипатии. Однако в тылу у него оставались кинешемские отряды патриотов, которыми командовал Федор Боборыкин. Эту угрозу полякам необходимо было ликвидировать. После неудачной осады Ярославля, в обороне которого принимали участие и кинешемские ополченцы, посланные Федором Боборыкиным для спасения города даже ценой ослабления обороны Кинешмы, Лисовский не решился сразу идти на Кострому и двинулся к Кинешме.

25 мая (7 июня по новому стилю) Лисовский атаковал Кинешму. В этот день в 1609 году праздновалось Вознесение Господне. По случаю праздника в город собралось множество крестьян из окрестных сел. Всем им пришлось защищаться от неприятеля. На подступах к городу состоялись два сражения. Защитники города бились насмерть, неся огромные потери. В бою пал смертью храбрых воевода Федор Боборыкин.

На следующий день, 26 мая (8 июня по новому стилю) поляки ворвались в город. Ополченцы отступили к Преображенскому собору. В нем заперлись женщины, старики и дети. Здесь же они приняли свой мученический венец - польско-литовские интервенты сожгли храм вместе с укрывшимися в нем людьми. Город был разорен.

«Так защитники Кинешмы, - пишет известный дореволюционный исследователь священник Иоанн Альтовский, - приняли венцы мученические и приобрели неувядаемую славу на земле и блаженный покой в вечности».

Сразу же после освобождения в центре города, на торговой площади был построен деревянный храм. Когда он в XVIII столетии обветшал, вместо него была устроена каменная часовня. Спустя сто лет в городе была устроена вторая часовня. Обе они отмечают места братских могил воинов и убиенных горожан. Несколько лет назад на месте второго сражения кинешемского ополчения с отрядом Лисовского был установлен еще один памятный знак в виде часовни.

8 июня по новому стилю перед часовней на торговой площади ежегодно совершается соборная панихида.

Так как нападение Лисовского на Кинешму произошло в праздник Вознесения Господня, горожане после ухода неприятеля основали в память этого события Вознесенский женский монастырь (впоследствии, в екатерининские времена он стал приходской церковью). В этой обители нашли себе приют и церковное утешение многие вдовы и сироты убитых воинов. Обращает на себя внимание весьма характерный обычай, соблюдавшийся в Кинешме на протяжении многих столетий. На всенощное бдение и литургию в праздник Вознесения Господнего жители собирались в особом траурном уборе - серых кафтанах, темных платках и лишь по окончании обедни переодевались в цветные платья. Долгие века православный народ хранил траур по защитникам города.

В итоге Кинешемского сражения значительная часть польского отряда была уничтожена. Лисовский утратил стратегическую инициативу, потерял темп, более того - оказался, фактически, заперт в Кинешме. Его передовые части попытались переправиться через Волгу и напасть на старинную крепость Солдога. Здесь два юных дворянина, Куломзин и Шушерин вывели свое ополчение навстречу врагу. Оба они, вместе со своими воинами пали смертью храбрых в неравном бою, но измотали и задержали врага.

Солдога была разорена, но переправиться основным силам интервентов на костромской берег здесь не удалось. Помешало этому и подошедшее из Юрьевца ополчение патриотов. Полякам пришлось десять дней обороняться в разоренной кинешемской крепости. Их оставшиеся суда были уничтожены. Теперь о переправе через Волгу не могло быть и речи.
Ополченцы Солдоги за несколько столетий фактически предварили подвиг защитников Брестской крепости и героев-панфиловцев. Ценой своей жизни они заслонили грозному врагу дорогу на Кострому и, фактически, спасли этот русский город от страшного разорения.

Лисовскому удалось прорваться сквозь кольцо осады и по правому берегу подойти к Селищу, расположенному напротив Костромы. Однако ему не удалось найти даже малых лодок. Лисовский безуспешно простоял здесь две недели, но переправиться на костромской берег так и не сумел. Главная задача польского военачальника - деблокирование Ипатьевского монастыря - оказалась сорвана.

Один из изменников, ростовский воевода Иван Наумов привел к Лисовскому подкрепление. Но в этот момент пришла весть, что с низов Волги против поляков выступили флот и войско под командованием Федора Шереметева. Поляки выступили навстречу Шереметеву, надеясь отразить нападение и, наконец-то, переправиться через Волгу.

Лисовский прошел через опустошенную им Кинешму и вновь подверг ее разорению. Затем наступила очередь Решмы, которая героически защищалась, но была взята приступом.

Перелом в событиях произошел под Юрьевцем. И здесь перед нами еще более ярко выступают глубинные духовные основы борьбы за независимость и государственную целостность.

Город Юрьевец-Повольский был основан в 1225 году святым благоверным князем Георгием (Юрием) Всеволодовичем Владимирским на месте обретенной им иконы святого великомученика Георгия Победоносца. С тех пор великомученик Георгий почитался в качестве небесного покровителя Юрьевеца. В этом благочестивом городе в XVII столетии насчитывалось 6 монастырей и 14 храмов.

Рукописное «Житие и сказания о чудесах преподобного Макария Унженского и Желтоводского», хранящееся в Солигаличском краеведческом музее, рассказывает нам о дивном чуде святого великомученика Георгия Победоносца над захватчиками. Когда воины польского воеводы ворвались в Юрьевец, сам пан Лисовский также захотел въехать в город. Сидя на коне, он подъехал к городским воротам и увидел над ними икону великомученика Георгия. Когда вражеский полководец взглянул на икону, на него напал необъяснимый страх. В озлоблении Лисовский приказал поджечь Юрьевец. Однако жителей в нем уже не было. Они ушли из города и укрылись в окрестностях. Здесь юрьевчане и крестьяне соседних селений решили дать бой врагу.

В юрьевецком сражении соединились Русь земная и Русь небесная. По свидетельству многочисленных очевидцев на помощь русским воинам пришел преподобный Макарий Унженский.

Этот святой подвизался в конце XIV - первой половине XV столетия. Близ села Решмы им был основан Макариев-Решемский монастырь, существующий и поныне. Самым известным монастырем, основанным преподобным стал Макариев Унженский монастырь на реке Унже. Здесь и закончились его дни почти за два века до событий Смуты.

В дни героической борьбы наших земляков за свою свободу и независимость имя преподобного Макария стало знаменем и символом сопротивления захватчикам. Сам преподобный не замедлил отозваться на эту народную веру и любовь.

Жители покинули Юрьевец и переправились на луговую сторону Волги, где соединились с вооруженными крестьянами из окрестных селений. Среди них особое место занимал отряд, сформированный в селе Ёлнать. «Житие» говорит об этом нам так: «мнози от граждан, оставльше домы своя, за реку Волгу перевезшеся, в лесах удаленных от жила, с женами и детьми отбегши валишася. И сущим им в бегстве согласишася с окрестных весей /жители/ именуемых Елнатския и Березниковския с земледельцы». Юрьевчане сумели вывезти из города артиллерию, казну и рыбные запасы.

Город Лисовский сжег, а вот главной цели захвата Юрьевца - обеспечения плавсредствами для переправы через Волгу, ему достичь не удалось. В Юрьевце ему досталось лишь четыре струга да шесть малых лодок, которые берегом были направлены в район Решмы, которая была захвачена изменниками.

Жители услышав о неминуемой беде, говорит нам «Житие», «творили непрестанное теплое моление Христу Богу, Пречистой Деве Богородице и их угоднику Богоносному отцу Макарию», рассказывает нам упоминавшаяся выше рукопись.
Из Нижнего Новгорода под Юрьевец были направлены силы патриотов - сотня под командованием М.И. Соловцова, а также отряды стрелецких голов Богдана Износкова и Тимофея Остренева. Позже к ним присоединились отряды юрьевчан и жителей Городца под общим руководством Б.Наговицына, дворянская конная сотня письменного головы Афанасия Молвянинова и посаженные на суда казаки Посника Смагина. Общее руководство вновь было доверено М.И. Соловцову.

Лисовский решил переправиться на левый берег Волги в районе острова Мамшин, находящегося между Решмой и Юрьевцем. Остров использовался как перевалочный пункт. Первым переправился Лисовский и четыреста его солдат.

С надеждой на крепкое заступление святого патриоты вышли к Волге, чтобы не допустить врагам высадиться на их берег. Так сказано об их подвиге в «Житии»: «брань против врагов творили, не давая никому из них к берегу приблизиться, но бдением и стрелянием врагов одолевали». Бой шел и днем и ночью. Пленные поляки свидетельствовали, что «более всего им наносил поражение старец Макарий, которого они видели среди правоверных и разъезжающего по Волге. Попавшие под грозный взгляд старца поляки теряли зрение. Поразить его стрелой никому не удавалось. Стрелы обращались против врагов». Таким образом, совершилось великое чудо: «немощные сильных, безоружные многооружных, правоверные злочестивых одолели, ибо Милость Божия и Богородицы им помогала и преподобный Макарий полякам очевидно являлся и их побеждал».

В это время со стороны Юрьевца показались струги Соловцова, а по левому берегу приближалось пешее войско Б. Наговицына. Арьергард «лисовчиков» под командованием И.Ф. Наумова был разгромлен. Спаслись в основном те, кто побросав оружие и амуницию спасся с острова вплавь. Находящиеся на берегу польские роты Лисовского, Будилы и Подгорецкого спешно отошли на семь верст от острова и подготовились к бою. В состоявшейся в тот же день стычке Лисовский отбил атаку авангарда повстанцев под командованием Б. Наговицына. Сам Наговицын попал в плен. Не дожидаясь подхода основных сил Соловцова Лисовский с остатками отряда Наумова вновь переправились на правый берег Волги и стал отходить вверх по течению.

Подошедший по Волге флот нижегородского воеводы Федора Шереметева завершил разгром захватчиков. Сражение окончилось победой патриотов у слободы Решма. Здесь поляки и изменники были окончательно разгромлены. По свидетельству известного русского историка Н.И.Костомарова Лисовский и Наумов попытались у Решмы наконец-то переправиться на левый, костромской берег Волги. «Русские, - пишет Костомаров, - напали на них на судах и жестоко поразили Наумова..., у него отняли и оружие, и все запасы, и лошадей, а те, которые остались живы, переплыли обратно босые и голые». Летописный источник сообщает об этом следующее: «Побиша их до конца, а инии и в Волге истопоша. Лисовский же утече с малыми людьми».

Почитание преподобного Макария значительно усилилось именно после его зримого молитвенного предстательства за защитников Родины в Смутное время. В местах боев возникают новые приделы в его честь и даже основываются монастыри. Так, на левом берегу Волги у реки Немда близ современного села Завражье был основан Макарьев Коряковский монастырь. В юрьевецком монастыре Богоявления Господня был устроен придел в честь преподобного Макария. В селе Ёлнать, жители которого внесли особый вклад в разгром поляков, почитание преподобного Макария выразилось в установлении ему особого местного праздника. Он совершался в субботу 1-й недели Петрова поста. В этот день из села Немда в Ёлнать приходил крестный ход с иконой преподобного Макария. Образ святого оставался в Ёлнати почти неделю. Его вместе с другими иконами носили по домам прихожан с пением молебнов. В торжествах всегда участвовало духовенство сел Жарки и Кондома (первое из них на правом, второе - на левом берегу Волги). Из села Жарки в обязательном порядке на эти торжества приносились две иконы Казанской Пресвятой Богородицы. Так преподобный Макарий связан воедино правый и левой берег Волги не только в бою, но и в молитве. И сейчас он в равной степени почитается как на землях Иваново-Вознесенской епархии, расположенной на правом берегу, так и в Костромской епархии, лежащей на левом берегу Волги.

Героическая оборона Кинешмы, Солдоги, Решмы, победа в юрьевецком сражении, разгром элитных польских частей в 1609 году оказали решающее влияние на весь ход общероссийских событий. Защитники Родины не дали возможности полякам и изменникам напасть на Кострому и Нижний Новгород. Уничтоженный отряд Лисовского не смог принять участия в попытках врагов летом 1609 года штурмом овладеть городами Москва и Владимир. Силы врага были отвлечены и от блокированной тогда поляками Троице-Сергиевой Лавры, где героически защищались от неприятеля монахи и ополченцы.

В течение лета 1609 года большая часть территории современной Ивановской области была освобождена от неприятеля. Весной следующего 1610 года были освобождены Гаврилова слобода (будущий Гаврилов Посад) и Суздаль.

Более того, героические события 1609 года стали важным этапом подготовки освободительного похода на Москву. В 1612 году Дмитрий Пожарский повел ополчение не на Суздаль, а вдоль Волги.

Так он поступил потому, в этих местах у патриотов был не только боевой опыт, но и четкие организационные структуры, земская солидарность, глубокая вера в Бога, дарующего победу. Русские города и села на современной Иваново-Вознесенской земле на протяжении нескольких предшествующих лет героически сопротивлялись захватчикам. Они смогли и в 1612 году оказать поддержку ополчению, дать ратников, продовольствие, в конечном счете - обеспечить успех разросшегося народно-освободительного движения.

Описанные нами события 1609 года стали фундаментом будущей победы и восстановления российской государственности. Нам есть, чем гордиться в славной православной истории Иваново-Вознесенской земли. Это наследие должно стать частью общественного самосознания наших граждан, должно быть передано последующим поколениям.

Иваново-Вознесенская епархия, официальный сайт