Патриарх Кирилл: Воспоминания о революционных событиях не должны служить поводом для распрей

Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к членам Высшего Церковного Совета со вступительным словом: "История — очень удобная почва для идеологических спекуляций, создания выгодных мифов — как национальных, так и антинациональных. При работе с историей так легко уйти в лукавую трактовку, даже в мелочах. Но для честного человека ложь и лукавство немыслимы. Как же быть? Стремиться быть добросовестным при работе с фактами. Избегать домыслов. Особенно домыслов, которые не просто являются фальшивкой, но еще и способны ранить огромное количество людей, как это произошло с еще не вышедшим на экраны, но уже ставшим печально известным фильмом".далее...

12 октября 2014 г.

Митрополит Волоколамский Иларион: Библия — это книга о взаимоотношениях человека с Богом

4 октября 2014 года гостем передачи «Церковь и мир», которую ведет на телеканале «Вести-24» председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, стал телеведущий, ведущий программы «Библейский сюжет» на телеканале «Культура» Дмитрий Менделеев.
Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня мы поговорим о Библии. У меня в гостях — телеведущий, ведущий программы «Библейский сюжет» на телеканале «Культура» Дмитрий Менделеев. Здравствуйте, Дмитрий!
Д. Менделеев: Здравствуйте, владыка! Благословите! Я как ведущий программы «Библейский сюжет» хотел с Вами сегодня поговорить о Библии. Последние двенадцать лет мое журналистское счастье — изучать Библию с точки зрения искусства. Я давно пришел к выводу, что невозможно понимать произведения искусства, не зная Библию: любая сфера человеческого творчества — будь то музыкальное произведение, литература, архитектура, кино, — невозможна без понимания Библии.
Тем не менее, Библию как таковую, люди знают очень мало. Этим, с одной стороны, обуславливается некоторая популярность нашей программы, потому что из передачи люди узнают что-то о библейских сюжетах, лежащих в основе шедевров мирового искусства. С другой стороны, обидно, что люди мало читают Библию, ибо это чтение, к сожалению, многим кажется очень трудным, сложным, а иногда даже необязательным. Владыка, почему это происходит? Почему люди мало читают Библию?

Митрополит Иларион: Если человек покупает Библию, то он, прежде всего, обращает внимание на ее большой объем — в ней более тысячи страниц. Сейчас люди редко читают такие большие книги, тем более, что эта Книга достаточно сложная для восприятия. Мне кажется, что очень многие совершают распространенную ошибку — начинают читать Библию с первой страницы. Поначалу вроде бы интересно, но вскоре возникают трудности, из-за которых большая часть интересующихся Библией перестает ее читать. Обычно первые трудности для новичка — это книги Левит, Числа, Второзаконие, где излагаются очень точные указания ритуального и юридического характера, что большинству кажется неинтересным и скучным. И на этом многие останавливаются, закрывают Библию и ставят на полку, потому что сейчас не видят смысла в том, чтобы читать, например, родословные списки, перечисление всяких имен.
Надо сказать, что в ветхозаветной истории много вещей, которые могут показаться современному человеку шокирующими. В Библии описываются войны израильтян со своими противниками (филистимлянами и амаликитянами и др.). Даже по стандартам древнего мира массовые убийства, описанные в Библии, выделяются своей жестокостью.
Будучи богодухновенной, Библия в то же время человечески выражена. Это целая библиотека различных книг, написанных в разное время и разными лицами. Каждая книга Библии отражает облик эпохи, в которую она была написана, и особенности воззрений автора. Многие новички либо вообще не справляются с таким объемом, либо обзаводятся какими-то более упрощенными изданиями. Например, я знаю, что многие взрослые охотно читают детскую Библию, ибо в ней все гораздо проще, в сокращенном варианте, да к тому же еще и с картинками.
Для человека, который купил Библию и не знает, что с ней делать, я бы хотел дать такой совет: самое разумное, это начать читать Библию не с начала, а с Нового Завета. В Библии есть две неравных части: Ветхий Завет и Новый Завет. Ветхий Завет составляет по объему примерно четыре пятых, а Новый Завет — только одну пятую. Надо начинать с Нового Завета и прочитать не только четыре Евангелия, описывающие земную жизнь Иисуса Христа, но и Деяния апостолов — рассказ об образовании Церкви, и послания учеников Господа, апостолов, и книгу Откровение, называемую часто по-гречески «Апокалипсис». И только после этого можно возвращаться к началу и начинать читать Ветхий Завет, уже понимая, что ветхозаветная история является прообразом истории новозаветной, и что многие события ветхозаветной истории могут быть поняты только из перспективы Нового Завета. Как бы мы не стремились постигнуть смысл и характер событий Ветхого Завета, без знания того, что принес в мир Иисус Христос, мы не продвинемся к нашей цели так, как того бы хотели.
Д. Менделеев: Владыка, Вы сказали, что в истории Ветхого Завета много шокирующих вещей. Действительно, даже с точки зрения современного христианина Библия полна жестокостей, например, завоевание Ханаана. Можно ли то, что происходило воспринимать только образно, а не буквально? Или действительно мир был так жесток и об этом нужно знать, чтобы адекватно воспринимать сегодняшнюю реальность? И не нужно отгораживаться от этих трудных страниц истории, чтобы правильно воспринимать Библию?
Митрополит Иларион: Как я уже сказал, Библия — это не единая книга, а собрание книг, которые писались в разные эпохи на разные темы. В Библии есть книги чисто богословского содержания, как, например, пророческие книги. Есть книги, которые просто представляют собой собрание молитв, как, например, Псалтирь, которую христиане читают ежедневно, хотя бы по несколько псалмов в день. Но значительная часть Библии — это исторические книги, авторы которых не ставили перед собой цель описать просто хронологию событий, ибо Ветхий Завет говорит не столько о земной правде, хотя здесь показана история человечества на планете Земля, сколько о небесной.
Вся Библия — про Бога, про Его творение, Его участие в жизни отступившего от правды человечества, про Его заботу о нашем спасении, дабы мы могли, умерев, иметь жизнь вечную в Раю. Библия — это книга о взаимоотношениях человека с Богом. История этих взаимоотношений разворачивается на фоне реальных исторических событий. В основном — это истории царей, военачальников, пророков, запечатленные на страницах такими, какими они и были. А мир тогда, действительно, был очень жестокий. И даже нравственные стандарты, которые закладываются в Ветхом Завете существенно разнятся с теми, что потом принес человечеству Иисус Христос. Достаточно вспомнить простой ветхозаветный принцип: «око за око, зуб за зуб».
Д. Менделеев: «Око за око, зуб за зуб» — это установление, имеющее ограничительное свойство. Оно не призывало людей быть жестокими, чтобы обязательно вырвать глаз тому, кто повредил око своему ближнему, но означало равноценное воздействие за нанесенный ущерб. Это, к сожалению, был единственный способ прекратить убийство между близкими людьми. Может быть и другие заповеди «зуб за зуб», «глаз за глаз» тоже носили такой ограничительный характер. В ответ на причиненное зло причинялось точно такое же зло.
Митрополит Иларион: В том смысле, что не два ока за одно, и не десять зубов за один зуб.
Д. Менделеев: У всех народов, у всех людей на земле есть понятие справедливости и справедливого возмездия, которое предполагает равноценный ответ за нанесенную обиду, оскорбление или любой другой ущерб. Любой, кто поднимает оружие, должен знать, если он нанесет какое-либо увечье своему ближнему, и ему точно так же по суду нанесут увечье в ответ, то есть не могло быть безнаказанного кровопролития или какого-то преступления. Ничто не должно остаться безнаказанным.
Митрополит Иларион: Для христианина, прежде всего, читая Библию, очень важно воспринимать Священное Писание через Церковь и в Церкви, то есть наш подход к Библии должен быть церковным. Именно Церковь говорит нам, из чего состоит Священное Писание, что есть Священное Писание, равно как и именно Церковь говорит нам, как должно понимать Священное Писание. Существуют церковные толкования на Библию, в том числе и толкования святых отцов. Некоторые из них имеют аллегорический характер, то есть события ветхозаветной истории воспринимаются исключительно как аллегории, прообразы новозаветных реальностей. Но есть и буквальные толкования нравственного характера.
Мерилом понимания смысла Священного Писания является разум Церкви, ибо к книгам Ветхого Завета Церковь подходит выборочно, используя их в богослужении. Есть книги Ветхого Завета, которые в Церкви за богослужением в течение года прочитываются полностью. Конечно, здесь речь идет о монастырском богослужении, когда служба совершается ежедневно утром и вечером. Например, в течение Великого поста прочитываются полностью книга Бытия (первая книга Библии), книга Притчей Соломона; почти полностью прочитываются книга Исход и книга пророка Исайи. Некоторые книги прочитываются выборочно, а некоторые не читаются вообще. Конечно, основой православного богослужения является ветхозаветная книга Псалтирь, ибо без ее текста невозможно совершать ни одной церковной службы. Псалмы — это хвалебные песнопения, молитвенные прошения, которые практически неисчерпаемы для человека. Псалтирь читается мирянами с поминовением живых и усопших, с просьбами к Господу в житейских нуждах, скорбях, духовных испытаниях. За богослужением в течение недели Псалтирь прочитывается целиком.
Д. Менделеев: Владыка, при таком подходе, не возникает ли ощущение, что в Библии что-то более важно, а что-то менее, что Ветхий Завет — действительно что-то такое ветхое, древнее, вышедшее из употребления, и не обязательно его изучать или изучать только с целью исторического ознакомления, чтобы лучше понимать происходящее в Новом Завете? Или все же четыре пятых Книги книг также для нас важны, как и последняя пятая часть?
Митрополит Иларион: В Библии есть более важные и менее важные книги. Мы всегда подчиняем частное мнение — свое ли собственное или мнение ученых — соборному многовековому опыту Святой Церкви, который указывает, что даже в Новом Завете есть книги более важные и менее важные. Четыре Евангелия — это основа нашей веры, ибо душа Библии — Христос. Он — связующая нить, проходящая через все Священное Писание.
Неслучайно основным источником богослужения служит Евангелие, и эту Книгу не просто читают, но поклоняются и лобызают ее. А ведь это Четвероевангелие — не вся Библия, и даже не весь Новый Завет. Оно прочитывается особым образом, с особой торжественностью, и перед отрывком из Евангелия всегда читается отрывок из Деяний или из посланий апостольских. И читается он не диаконом и не священником, а, как правило, мирянином или чтецом в стихаре, — то есть все это указывает на то, что существует определенная градация. Например, книга Апокалипсис не читается в Церкви за богослужением. Значит, у Церкви было выражено определенное отношение и к этой книге тем, что она фактически не звучит за богослужением.
Наверное, в Церкви мало людей, которые прочитали целиком всю Библию, но Церковь всегда говорит о том, что христианину, по возможности надо ежедневно читать Евангелие и псалмы. Некоторые читают по одной кафизме в день, то есть одну двадцатую часть Псалтири. Другие прочитывают в день несколько псалмов. Псалмы мы обычно читаем по-славянски, хотя дома многие читают и по-русски. Самое главное — не надо бояться Библии, ее большого объема и того, что некоторые страницы в ней могут вызвать недоумение. Нужно просто читать всё в правильном порядке.
Д. Менделеев: Владыка, и все же, по каким критериям Церковь определяет важность тех или иных книг Священного Писания? Насколько я понимаю, вся Библия написана Святым Духом. Просто различные авторы по-разному пропускали через себя Божественное Откровение, но в целом — это Божие Слово. Как Церковь определяет, что важнее?
Митрополит Иларион: Мы не говорим, что вся Библия написана Святым Духом. Мы называем Библию богодухновенной книгой в том смысле, что ее писали, конечно, люди, но при этом они находились в благодатном состоянии присутствия Святого Духа, Который руководил библейскими авторами. Вот почему мы называем эти книги богодухновенными. Но их авторы не были просто пассивным орудием, записывавшим чьи-то слова. Каждый автор Священного Писания вносит в свой труд собственный человеческий талант.
Параллельно с божественными аспектами в Священном Писании присутствует и человеческий аспект. Каждое из Евангелий, например, при всем сходстве трех первых Евангелий — от Матфея, от Марка и от Луки, имеет свои характерные особенности и небольшие различия, в том числе даже в одном и том же повествовании. Один евангелист говорит, что был один слепец, другой — что два. В Евангелии от Матфея проповедь Христа звучит на горе, а в Евангелии от Луки ту же проповедь Сын Божий говорит на равнине. Дело в том, что некоторые события повторялись, то есть Христос одно и то же говорил очень много раз, в разных местах — и на горе, и на равнине. Один раз Он говорил, допустим, «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Божие», а другой раз Он обращал блаженства к людям, говорил: «Блаженны вы, когда с вами будет происходить то или другое…», — то есть единую суть Он каждый раз облекал в разные словесные формы. Соответственно, тот или иной из очевидцев мог услышать Христа, говорящим что-то очень похожее сначала на горе, потом на равнине. Другой пример: сначала Христос исцеляет двух слепцов, а в другой раз — одного слепца, но в памяти авторов эти два случая могут слиться воедино.
Священное Писание является, таким образом, Словом Божиим, переданным на человеческом языке. То есть эта Книга написана людьми, но они писали ее под воздействием Святого Духа. Кроме того, если, например, брать пророческие книги, то ведь пророки описывали то, что они слышали от Бога, то есть Сам Бог говорил им, а они потом это передавали людям. Поэтому мы слышим в Священном Писании не просто обыкновенные человеческие слова, отличающиеся большей или меньшей степенью мастерства и проницательности, а вечное, нерукотворное Слово Самого Бога, божественное Слово спасения.
Конечно, все слова Христа запечатлены в Евангелии — и это тоже Слово Божие, потому что Христос — Воплотившийся Бог. Но Богу было так угодно, чтобы ни одно слово не было Им Самим записано на бумаге. В конце концов, Иисус Христос мог, если бы захотел, выделить месяц или два, и что-нибудь написать, оставить потомству. Он этого не захотел. Он все говорил Своим ученикам. И через учеников, через апостолов мы это слово Божие получили.
Д. Менделеев: Владыка, возвращаясь к Вашим словам о том, что многие начинают читать Библию с детской, адаптированной литературы, в новых переводах или в простом изложении, где излагается Священное Писание в кратном варианте — правильно ли это?
Если же говорить о детях, то как лучше им читать Библию? Давать сразу читать текст Священного Писания или пройти какой-то подготовительный период через детские, иллюстрированные издания? Я пытался читать вслух детям детские Библии. Но порой их невозможно читать, ибо изложение даже фактически не всегда соответствует библейскому тексту, к тому же, там излагается все довольно просто и достаточно примитивно. Тогда я отложил детские Библии и открыл книгу Бытия. Она была принята на ура, потому что полна всего: детективов, любовных историй, путешествий, погони, войн, и читается как захватывающая приключенческая литература. Плюс она еще отвечает на важный вопрос о смысле жизни. Ребенок все это чувствует. По своему опыту могу сказать, что детьми с большим интересом был воспринят канонический текст Священного Писания, нежели детская Библия.
Митрополит Иларион: Когда Вы читали детям Библию, то, конечно, все им разъясняли. Просто так пятилетнему ребенку дать читать такую книгу совершенно невозможно. Думаю, здесь должен быть определенный синтез: с одной стороны, дети слышат взрослый библейский текст в Церкви, они также могут слышать его в Вашем чтении и пересказе; с другой стороны, если они хотят почитать самостоятельно, то, конечно, им нужны детские Библии с картинками. Поэтому, я думаю, что самое правильное для детей — это сочетание детской Библии со взрослой, которую, конечно, им нужно читать, рассказывать и объяснять.
Спасибо, Вам, Дмитрий, за то, что Вы были гостем нашей передачи.